Search
  • MSRJ

ЗАГАДКА КОРОНАВИРУСА

newsru.co.il



Вирус охватил весь мир. Действительно ли он передался человеку естественным

путем? Или же "сбежал" из секретной лаборатории в Ухане?

56-летняя вирусолог Ши Чжэнли, сотрудница Института вирусологии в Ухане, "в

течение многих лет часами ходила по субтропическим провинциям южного Китая,

забиралась во влажные и дурно пахнущие пещеры в поисках одного конкретного вируса:

вируса, спровоцировавшего эпидемию SARS в Юго-Восточной Азии в 2002 году, первого

коронавируса, который оказался по-настоящему опасным для человека”.

SARS держал человечество в страхе несколько месяцев. Смертность от него

составляла 10%, что намного выше, чем смертность в условиях сегодняшней пандемии –

однако ужас вскоре остался в прошлом. Но ученые захотели лучше подготовиться к

следующей вспышке коронавируса. И пытались выяснить, как вирус передался человеку.

Тогда исследователи выявили так называемого промежуточного хозяина вируса

SARS – им оказалась циветта, от которой вирус передался человеку на одном из рынков

диких животных в провинции Гуандун.

Более десяти лет понадобилось Ши Чжэнли и ее команде, чтобы наконец-то

разгадать загадку. Вирус, который так активно искали, был обнаружен в пещере недалеко

от Куньмина в образцах фекалий летучей мыши из рода подковоносых. Он был на 97%

идентичен вирусу, обнаруженному в организме циветты.

За многие годы поиска происхождения вируса SARS Ши Чжэнли собрала

огромную коллекцию коронавирусов. С некоторыми из них она проводит эксперименты:

объединяет два вируса с разными свойствами в гибрид, создавая таким образом

искусственные патогены. Идея состоит в том, чтобы модифицировать вирусы таким

образом, чтобы они стали более заразными и смертоносными для людей.

Звучит жутко, но за этим кроется доброе намерение. Исследователи пытаются

быть на шаг впереди природы. Эксперименты проводятся в лаборатории с высоким

уровнем безопасности в центре Уханя, мегаполиса с населением 11 миллионов человек.

Ученые хотят создать мутацию, которая впоследствии может возникнуть естественным

путем. Так исследователи надеются получить преимущество в разработке вакцин или

лекарств в случае возникновения нового вируса.

Институт вирусологии в Ухане является одним из ведущих институтов в мире по

таким исследованиям. Ши Чжэнли предполагала, что рано или поздно вспышка нового

коронавируса произойдет. Но она ожидала, что это случится в одной из южных

провинций, как и в случае с SARS, где организмы летучих мышей кишат коронавирусами.

То, что вспышка произошла в Ухане, более чем в тысяче километров к северо-востоку,

стало для нее неожиданностью.

Вопрос о том, не "сбежал" ли вирус из ее лаборатории, не давал ей спать много

ночей. Она дни напролет изучала базы данных своей лаборатории, снова проверяла все

эксперименты, даже исследовала опасные лабораторные отходы, пока не убедилась: ни

один из вирусов в ее лаборатории не совпадал с тем, что был обнаружен у пациентов в

больницах Уханя – то есть вирус был родом не из ее лаборатории.

Ши Чжэнли успокоилась и стала помогать в расшифровке генома вируса, который

был опубликован 11 января 2020 года.

Но вскоре китайская исследовательница наткнулась в своей базе данных на

нуклеотидную последовательность гена другого вируса, который она обнаружила во

время одной из своих многочисленных вылазок в южный Китай. Этот вирус был на 96,2%

идентичен новому коронавирусу из Уханя. И он по сей день является самым близким

родственником SARS-CoV-2.

В феврале 2020 года Ши и ее коллеги сообщили о своем революционном

открытии в журнале Nature. Они назвали тот вирус RaTG13, в соответствии с латинским

словом, обозначающим летучую мышь (Rhinolophus affinis), местом обнаружения вируса

(Тунгуань) и годом его обнаружения (2013).

Но группа ученых со всего мира, обменивающихся информацией в "Твиттере" под

хэштегом #DRASTIC, обнаружила некоторые подозрительные моменты. Сообщество


задалось вопросом: почему полный геном RaTG13 был опубликован только в феврале

2020 года, в то время как он был составлен еще в 2013 году? И почему же авторы не

раскрыли в статье точное место обнаружения коронавируса, а указали лишь регион?

Розанна Зегрето, молодой вирусолог из Университета Инсбрука, стала первой,

кто установил удивительную связь: опубликованный геном RaTG13 в точности совпадает

с геномом, о котором Институт вирусологии уже упоминал в одной из своих более ранних

публикаций – но тогда под совершенно другим названием.

Ученые из #DRASTIC продолжили расследование – и обнаружили нечто

удивительное. След RaTG13 ведет не к пещере, а к бывшему медному руднику в Модзяне

в провинции Юньнань: то есть он и является исходной точкой сегодняшней пандемии.

В дополнительном материале к своей публикации, напечатанном в ноябре

прошлого года в журнале Nature, Ши Чжэнли и ее коллеги в конце концов подтвердили

исследования #DRASTIC".

История медного рудника в Модзяне является своего рода главной уликой для

тех, кто верит в то, что причиной пандемии могла стать авария в лаборатории или даже

считает эту версию приоритетной. История такова: в апреле 2012 года на очистку

заброшенного рудника направили шесть рабочих. В течение двух недель они тщательно

расчищали вход в рудник от толстого слоя фекалий летучих мышей, образовавшегося

здесь за долгие годы. Затем все шесть рабочих заболели, их госпитализировали в

университетскую клинику в Куньмине с тяжелой пневмонией, некоторых из них пришлось

подключить к аппаратам искусственной вентиляции легких. Трое из госпитализированных

рабочих в итоге скончались от болезни".

Все это поразительно напоминает течение COVID-19, – указывает NZZ. – В

прошлом году индийская исследовательница Монали К. Рахалкар, также являющаяся

участницей сообщества #DRASTIC, наткнулась в одной из работ, написанной на

китайском языке, на поставленный тогда диагноз. В работе говорилось, что шесть

рабочих, вероятно, заразились вирусом, похожим на SARS, источником которого,

вероятно, являются летучие мыши рода подковоносых.

Чтобы исследовать вирус, в 2013 году Ши Чжэнли решила сама изучить рудник в

Модзяне. Вместе со своей командой она собрала более тысячи образцов вирусов и

сохранила их геном в своей базе данных в Ухане. Но Ши Чжэнли пришла к неожиданному

выводу: ни один из этих возбудителей не мог вызвать болезнь рабочих.

В своем дополнении от ноября прошлого года она пишет, что образцы крови

рабочих впоследствии также были протестированы на Sars-CoV-2. Но тесты тоже

оказались отрицательными. В интервью журналу Scientist American она объяснила

тяжелую пневмонию рабочих грибковым заболеванием.

Подытожим: Ши признала, что источником RaTG13, вируса, наиболее близкого к

Sars-CoV-2, является медный рудник в Модзяне. В 2012 году там было выявлено


несколько случаев тяжелого заболевания легких, симптомы которого напоминают COVID-

19. Трое из шести пациентов умерли. Но Ши Чжэнли пришла к выводу, что причиной


смерти стал не один из многих вирусов SARS в руднике, а грибковое заболевание. Ее

диагноз, – подчеркивает NZZ, – противоречит оценке специалиста по заболеваниям

легких, с которым в 2012 году консультировалась клиника в Куньмине.

В связи с этим возникает много вопросов. Но независимо от причины смерти трех

рабочих, сомнений не вызывает тот факт, что вирус, названный RaTG13, имеется в

распоряжении Института вирусологии в Ухане с 2013 года. Правительство США

предполагает, что эксперименты с этим вирусом проводились, по крайней мере, с 2016

года и, вероятно, продолжались до конца 2019 года. Об этом говорится

в информационной сводке, подготовленной в январе прошлого года в сотрудничестве со

спецслужбами США.

В то же время на небольшом сайте появилась короткая статья, неприметная

работа выпускника Южно-Китайского технологического университета. В ней автор Ботао

Сяо делает вывод, что новый коронавирус, вероятно, возник в лаборатории в Ухане. В

своей статье он красочно описывает, как на сотрудника Уханьского центра по контролю и

профилактике заболеваний дважды нападала летучая мышь: один раз сотрудник

контактировал с кровью, в другой раз – с мочой летучей мыши. Осознавая опасность,

работник лаборатории оба раза добровольно уходил на карантин на две недели. Хотя эти


два инцидента в Ухане произошли не в институте Ши, он тоже упоминается в статье.

Вскоре работу студента удалили из сети, но доступ к ней все равно можно

получить с помощью поиска в архиве. Позднее Ботао Сяо сообщил американским СМИ,

что он добровольно удалил статью, потому что его вывод был основан не на собственных

исследованиях, а в основном на статьях в китайских газетах.

Немногим позже около двух десятков ученых со всего мира проявили

солидарность к исследовательнице Ши Чжэнли, опубликовав свою позицию 18 февраля

2020 года в научном журнале Lancet. Но за этой инициативой стоит американский зоолог

Питер Дасзак, руководитель нью-йоркской неправительственной организации Eco Health

Alliance. Дасзак хорошо знаком с Ши Чжэнли, они проводят совместные

исследовательские проекты уже более 15 лет.

Так, в совместной работе, опубликованной в журнале Nature, они рассказывают,

как им впервые удалось изолировать подобный SARS коронавирус из организма летучей

мыши, который способен прикрепляться непосредственно к человеческой клетке. Из этого

они сделали вывод, что для заражения человека вовсе нет необходимости в

промежуточном хозяине.

Вместе с другим соавтором – Ральфом Бариком – Ши Чжэнли опубликовала еще

одно резонансное "исследование" в 2015 году. В нем демонстрируется, как искусственно

созданный гибрид двух различных коронавирусов особенно эффективно связывается с

клетками дыхательных путей человека.

В начале года, после нескольких месяцев жестких переговоров с Китаем, в

инспекционную поездку в Ухань отправилась исследовательская группа ВОЗ. Одним из

членов международной делегации был и Питер Дасзак, давний коллега Ши Чжэнли. У

некоторых это вызвало подозрения. Американское правительство, тогда еще под

руководством Трампа, предлагало ВОЗ трех опытных экспертов. Всем трем было

отказано, и вместо них ВОЗ назначила Дасзака.

В конце марта исследовательская группа ВОЗ представила свой

заключительный доклад, судя по которому исследователи хотят продолжить изучение

поставок замороженных продуктов, а не возможной лабораторной аварии. Госсекретарь

США Энтони Блинкен заявил в интервью CNN, что китайское правительство, очевидно,

приложило руку к написанию итогового отчета.

О своих подозрениях заявили и ученые. В открытом письме, опубликованном в

New York Times, они указывают на недостатки заключительного доклада ВОЗ. Розанна

Зегрето также подписала открытое письмо. Она назвала два наиболее важных, на ее

взгляд, требования: обеспечение свободного доступа к медному руднику в Модзяне и к

лабораторным данным.

В начале пандемии основное внимание изначально было сосредоточено на

одном из многих китайских рынков, где продаются дикие животные – рынке

морепродуктов "Хуанань" в Ухане. Рынок расположен примерно в 12 километрах от

Института вирусологии. В нескольких сотнях метров от рынка находится еще одна

лаборатория, проводящая исследования по коронавирусам, Центр по контролю и

профилактике заболеваний. Но исследование с участием 41 зараженного человека,

заражение которых, как предполагается, произошло в декабре 2019 года в Ухане,

показало, что около трети из них никак не были связаны с этим рынком.

Чтобы на основе первой группы зараженных в Ухане найти "нулевого пациента",

то есть первого зараженного, необходимо учесть два показателя. Сходство генома между

Sars-CoV-2 с его ближайшим родственником, RaTG13, составляет 96,2%. Для

неспециалиста такое совпадение кажется большим. Но с точки зрения эволюционной

биологии их разделяет несколько десятилетий. Если вирус действительно естественным

путем передался человеку, то для того, чтобы адаптироваться к клеткам человека, он в

течение очень долгого времени должен был существовать в организме промежуточного

хозяина.

Но вопрос о промежуточном хозяине представляет собой весьма большой

пробел в приоритетной для ученых гипотезе о естественной передаче вируса.

Промежуточного хозяина ищут уже более года – безрезультатно.

Второй показатель – 99,98%. Таково генетическое сходство коронавирусов,

обнаруженных у первых известных зараженных. Это очень высокий показатель,


означающий, что "нулевой пациент" не мог заразиться намного раньше – разница

составляет максимум несколько недель, то есть заражение, возможно, произошло в

середине ноября, но не раньше октября 2019 года. Во всяком случае это согласуется с

некоторыми случаями раннего заражения COVID-19 за границей, например, в Италии или

во Франции, которые были выявлены позднее.

Говорит ли этот временной промежуток за или против лабораторной теории? По

крайней мере, он ее не исключает. В информационной сводке правительства США также

говорится, что есть основания полагать, что несколько исследователей из института

Уханя заболели осенью 2019 года, до того, как там появились первые известные случаи

заболевания. Но их симптомы подходили как под COVID-19, так и под сезонный грипп.

Об одном очень раннем случае заболевания сообщало в прошлом году и

издание South China Morning Post. В статье в качестве "нулевого пациента" упоминался

55-летний мужчина из провинции Хубэй. Он заболел якобы 17 ноября 2019 года. Это

вписалось бы в указанный промежуток времени, однако этот случай так и не был

подтвержден китайскими властями.

В конечном итоге, основываясь на анализе генома, исследователи предполагают,

что вирус был передан человеку в результате единичного события – будь то авария в

лаборатории или контакт с животным в природе. Это по-прежнему остается загадкой.

1 view0 comments